RSS

2004 год и все, все, все

Ноя12
2014

 После выхода в свет книги о «Непобедимых», писательница Эми Лоуренс  беседует с издательством, опубликовавшем ее первое произведение, непосредственно связанное с футболом.

 Эми – журналистка, работающая в «Гардиан» и «Обсервер»,  бывший акционер «Арсенала», написала книгу, озаглавленную «Непобедимые: о великом беспроигрышном сезоне «Арсенала» 2003/2004 годов». Эми болеет за «Арсенал» с 1977 года. Журналу «Gooner’s» удалось поймать ее для небольшой беседы о прежнем и современном «Арсенале».

 

The Gooner: Как вы считаете – насколько «Хайбери» был важен для «Непобедимых» как цитадель и домашняя крепость?

Эми Лоуренс:  Дело тут не только в ощущении неприступной цитадели, на «Хайбери» была своя неповторимая магия – и я думаю, что это был явно недооцененный аспект в анализе ситуации с «Арсеналом» за последние несколько лет, когда команда, при попытке конкурировать  за ведущие позиции в футболе, оказалась в затруднительном положении. Переехав с «Хайбери» на «Эмирэтс», клуб получил массу новых финансовых возможностей, но при этом была и серьезная утрата – мы потеряли ощущение дома. А любовь футболистов к своему стадиону отражается в настроении и ощущениях болельщиков.

 Меня очень сильно поразил один такой момент – когда я писала эту книгу и брала интервью по Скайпу у Жильберту Силва, который тогда жил в Бразилии, — я видела в веб-камеру, как он сидит в своих апартаментах в Белу-Оризонти. На заднем плане было открыто окно, похоже – день был ясный, Жильберту  сидел в футболке, а занавески на его окне развевались на легком ветру. Это был действительно красивый образ. За моим окном был морозный английский зимний день, мы разговаривали, вспоминая те восхитительные времена, и в самом конце диалога, после того, как мы и в самом деле хорошо поговорили о команде, игроках, людях и играх той эпохи, я спросил его о «Хайбери». Я спросил его – как он, как иностранец, человек с другого континента, ощущал себя на этом стадионе, что он означал для него, был ли для него чем-то особенным. И тут Жильберту как подменили – он резко оживился и сказал, что если бы вы были сейчас вместе с ним в его комнате, вы бы увидели – как много значит для него «Хайбери», почувствовали его дрожь и трепет при упоминании этого слова… Я хочу сказать, что его реакция четко показывает – насколько важным местом был для всех нас тогда «Хайбери».

 Я вообще считаю, что место, время и команда – это часть единого процесса. У меня есть теория, объясняющая появление «Непобедимых» именно в это время. А появились они тогда, когда Арсен был способен выстроить фантастически успешную команду при помощи нескольких точных приобретений. Вы помните — когда Венгер приехал в Англию, он одним из первых стал приглашать футболистов из-за рубежа. У него действительно был талант, позволяющий находить в футбольном мире подлинные бриллианты. Конечно, в наши дни у любого серьезного клуба есть огромная – до смешного – скаутская сеть. Таким образом, ситуация на рынке футбольных талантов выровнялась, сегодня трудно в этом отношении вырваться вперед. Мы знаем, что случилось с футбольным трансферным бизнесом, как в гонку за талантами и звездами включились богатейшие клубы… Но было время, когда можно было создать чудесную команду, имея в наличие достаточно ограниченные ресурсы, и особенно это было характерно для эпохи «Непобедимых».

 Но всё начало меняться в футбольном мире, когда в начале сезона 2003-2004 в «Челси» пришел Абрамович. Это были радикальные изменения, причем далеко не каждый футбольный руководитель был готов управлять клубом в новых финансовых условиях, которые «Челси» привнес в английский футбол. Через пару лет, после того, как «Арсенал» покинул «Хайбери» и попытался приспособиться к новой – и поначалу весьма аскетичной — жизни на «Эмирэтс», добиться того, что достигли «Непобедимые» было уже невозможно, эпоха сменилась, требования к успеху стали совсем другие. Но возможно и раньше, за несколько лет до фантастического сезона «Непобедимых», подобного результата команда Венгера достичь не смогла бы.

 

 Как вам кажется – у вас возникают особо ностальгические чувства, когда мы проигрываем на «Эмирэтс»?

 Лично я чувствую ностальгию по «Хайбери» постоянно. Дело тут не в том – победит команда, проиграет или сыграет вничью, а в том, что я просто сильно любила это место – так же, как и многие болельщики, которым посчастливилось там бывать.

 

 У меня при чтении постоянно возникало ощущение ностальгии. Скажите – насколько сильно ностальгия заставляет вас взяться за перо? Мотивированы ли вы, садясь за книгу, в первую очередь ностальгией?

Не думаю, что это была ностальгия – дело в невероятном достижении «Непобедимых», которое поистине уникально в современном футболе. С одной стороны — это была просто группа игроков. С другой — чем больше я разговаривала с ними, тем больше убеждалась, что это были совершено блестящие футболисты, собранные вместе. Не думаю, что их ошеломительный успех был случайным стечением обстоятельств, поскольку – как только вы начинаете общаться с ними, вы понимаете – насколько они великолепны, умны и преданны своему делу. Это уникальные ребята. И при этом они оказались в одном месте в одно время. Мы говорим об одном особом сезоне, в котором им удалось сделать, казалось бы, невозможное, но все-таки это был особый период, особое время. В течение первой половины правления Венгера, вокруг «Арсенала» существовала какая-то особая футбольная магия. Причем, если уж мы говорим о магии той эпохи, то мы не можем обойти вниманием и команду 1998 года, и магию Анелька, Овермарса, Пети, и команду 2002 года. Мы и видим – как развивался «Арсенал», как он двигался к своему пику.

 Очень хорошо объяснил это Мартин Киоун – он говорил, что тогда произошел ряд событий, который и привел к сезону «Непобедимых». У ребят, кроме таланта и мастерства, были еще и хорошие манеры, в команде создавался свой неповторимый стиль, приносивший успех. Всё это и достигло кульминации в том самом фантастическом достижении.

 

 Мне понравилось то, как вы трактуете понятие харизмы в прологе к вашей книге. Вы вспоминаете, как Арсен Венгер рассказывал вам о своем друге, наблюдавшем поезд, в котором ехала команда… Думаете ли вы, что харизма «Непобедимых» была побочным продуктом командной игры, команды в целом, или наоборот — футболисты вписывали свою персональную харизму в командные действия на поле, что в итоге помогало команде побеждать?

 /Думает/ Какой хороший вопрос! Думаю, что харизма была в этих парнях. Они привнесли ее в команду, и произошло нечто вроде химической реакции, что в итоге создало более сильную коллективную харизму. Больше всего мне нравится в этом то, что парни привнесли совершенно разные качества, причем каждый – что-то своё. С другой стороны, казалось, что в команде присутствуют вообще — практически все качества, которые только могут встречаться у людей. У футболистов был не только разный характер, но и разные традиции – культурные, этнические и прочие. Но, собираясь вместе, они ладили и балансировали как единое целое. Им самим, я думаю – нравилось то, что они такие разные, они хотели узнать друг о друге, о жизненном опыте, о том, что сделало их такими, какими они были. Понятно, что Коло Туре и Фредди Юнгберг были абсолютно несхожими типами людей, но у них было и много общего с точки зрения спортивного духа, целей и амбиций, а также желания проявить максимум своих возможностей на футбольном поле.

 

 Меня в вашей книге – ближе к концу — поразило еще и то, что игроки делают в наши дни, чем занимаются, о чем думают — ведь вы уделяете этому особое внимание. Похоже, подавляющее большинство этих футболистов по-прежнему внимательно следят и переживают за «Арсенал». Вы действительно считаете, что это так?

 Да, безусловно. Я считаю, что между ними и «Арсеналом» до сих пор существует связь, и достаточно сильная. Страница футбольной истории, которую они в свое время написали, до сих пор играет важную роль в их жизни. Здесь особенно интересно отметить число игроков, которые решили остаться жить в Лондоне. Учитывая то, что футбол – это кочевой вид деятельности, можно было бы предположить, что многие из них в конце концов возвратятся в свои родные страны, но Робер Пирес по-прежнему живет в Лондоне. Фредди точно также -  в Лондоне. Патрик Виейра обосновался в Манчестере, но при этом у него есть свой дом в английской столице, и когда-нибудь он хотел бы сюда вернуться. Деннис Бергкамп живет в Голландии, но при любой возможности стремится вернуться в Лондон. И, думаю, Тьерри Анри в один прекрасный день с удовольствием вернулся бы в Лондон. Согласитесь – «Непобедимых» в нынешнем Лондоне немало.

 

 Вы цитировали Фредди в своей книге – он говорил, что футболист должен приспосабливать свои культурные традиции к традициям и ценностям клуба, в котором он играет, а не наоборот. Думаете, что это правило работает и после 2006 года?

Многие из нас думают над тем – почему команда «Непобедимых» распалась так быстро. Вообще говоря, «Арсенал» — команда с богатой историей и многолетними традициями, эти традиции ведут в том числе (и прежде всего) к Герберту Чепмену, и кроме того – существует традиция «передачи традиции». И когда Арсен Венгер пришел в клуб, он получил эстафету от предыдущих тренеров, и то же самое с игроками. Ян Райт и Рэй Парлор  сумели передать эстафету (а с ней и важнейшие традиции) Патрику Виейра, Тьерри Анри, Жильберту Силве и другим. Но я думаю, что после «Непобедимых» эту самую эстафетную палочку не передали, возможно – ее вообще потеряли в суматохе при переезде с «Хайбери» на «Эмирэтс». В попытке конкурировать со всеми сильнейшими клубами стали заниматься построением новой молодой команды с Фабрегасом и другими. Но этот проект не сработал. Нити, связывавшие молодую команду с прежними, обрезались с недальновидной поспешностью. Если бы Пирес или Жильберто остались в «Арсенале», пусть даже на непродолжительный срок, они смогли бы передать свой опыт и понимание игры и традиций «Арсенала» следующему поколению. И похоже, мы только сейчас начинаем поправляться после того самого разрыва поколений. Ведь то, что делает Венгер сейчас – с выстраиванием английского ядра команды – это, в какой-то степени – восстановление традиции и пропущенного звена в эстафете.

 Только поймите меня правильно – я не говорю, что ядро из английских футболистов – необходимое условие для воссоздания традиций, ведь эти традиции прекрасно впитали в себя и реализовали на практике Патрик Виейра, Деннис Бергкамп, Тьерри Анри и другие совсем не английские игроки…       

 

Вы полагаете, что Венгер сожалеет о том, что «Непобедимые» распались слишком рано?

Нет, потому что он всегда делал то, что считал нужным.  В любой момент времени. А стало быть, ему, наверное, кажется, что именно так и нужно было управлять клубом в той ситуации.

«Арсеналу» крупно не повезло в годы, наступившие вслед за уходом «Непобедимых», поскольку все планы, все проекты, связанные с переездом на «Эмирэтс», базировались на правилах футбольного бизнеса, существовавшего до Абрамовича. И вполне возможно, эти планы и проекты сработали бы. Но… Когда вы планируете многомиллионный переезд с одного стадиона на другой, вы пытаетесь наладить там бизнес, благодаря которому можно получать значительно больший доход, чем вы получали в прошлом, и вы просто не рассматриваете, что кто-то (например – Абрамович) сможет перебежать вам дорогу. «Арсенал» должен был стать значительно сильнее других клубов, которые опережают его сегодня. Но футбольный ландшафт был видоизменен с появлением Абрамовича. А затем пошел эффект домино, втягивавший в гонку финансов другие мощные клубы. Мы никогда не узнаем точного ответа на этот вопрос, и все-таки – стал бы «Арсенал» планировать переезд, если бы знал заранее – с чем ему придется столкнуться. При этом есть определенная группа людей в клубе, которая уверена, что период с 2006 по 2014 годы является успешным, причем имеется в виду не материально выраженный успех в виде трофеев, а успех в гораздо более широком аспекте – все-таки «Арсенал» смог остаться среди претендентов на высшие футбольные достижения в то время, как клубу пришлось пережить эпоху радикальных перемен – вокруг менялось всё, менялись все.

 

Что вы думаете – как журналист и как человек, наблюдавший «Арсенал» с 70-ых годов — о том пути, который проделал клуб, начиная с 2006 года с точки зрения успеха,- вы довольны его выступлением?

 /думает напряженно/ Я не очень понимаю – как люди могут быть довольны «трофейным четвертым местом», как это вообще соотносится с реальностью. Конечно, можно говорить – «а вот если бы…», — если бы Арсен купил центрального полузащитника, если бы не продали всех ведущих игроков, если бы уговорили остаться ван Перси… Возможно, самое большое разочарование у болельщиков «Арсенала» за последние несколько лет – от того, что мы стали командой «почти» сильной, «почти успешной». А чтобы стать просто сильной и успешной «Арсеналу» не хватает воли и дерзости, ну и объективных параметров – всем очевидно, что определенные позиции на поле нуждаются в усилении. Но при всем при том я симпатизирую Арсену Венгеру, поскольку эти самые последние 8 лет – действительно тяжелые. Многие недооценивают – насколько трудно было покинуть «Хайбери» и заставить эффективно функционировать «Эмирэтс», сделать из него новый дом для гунеров, а с другой стороны – выстроить новый супер-клуб, сохранив при этом специфические традиции «Арсенала» времен «Хайбери» (а это действительно тяжело в условиях суперсовременного стадиона).

 

 

Мне понравилась цитата из высказываний Арсена Венгера, которую вы приводите в предисловии: «Будучи ребенком, вы всегда на 100 процентов убеждены в своей точке зрения». Как мне кажется – ничего со временем не изменилось, не правда ли?

 /смеется/ Арсен – человек строгих правил и принципов! Думаю, что вы правы.

 

 Вы упомянули в книге Барбару Дейн. В связи с этим вопрос – как вы думаете, насколько Арсену Венгеру недостает Дэвида Дейна, чтобы делиться своими мыслями и обсуждать новые идеи?

/категорично/ Я считаю, что у них были очень специфические взаимоотношения. Весьма необычные. Можете проанализировать ситуацию ведущих клубов Европы за последние, скажем, 20 лет, и вряд ли вы найдете пример такого тесного дружеского общения между главным тренером и одним из директоров (прекрасно работающим). Будучи лучшими друзьями, они сумели создать команду внутри команды. Меня вообще интересовало – сколько футболистов той эпохи возвращались в своих разговорах к личности Дэвида Дейна, сколько игроков считали его крайне важной фигурой в клубе. Лично я считаю, что Дейн сыграл гигантскую роль в обеспечении стабильной деятельности главного тренера, ведь именно на Дейна Венгер всегда мог положиться, опереться. Венгер доверял Дейну свои планы и секреты, он был уверен, что Дейн проведет сделку именно так, как он (Венгер) этого хотел. При этом у Дейна был безоговорочный авторитет в клубе. При первой же возможности он общался с игроками. Дейн считал своей обязанностью приходить к футболистам в раздевалку в каждой игре в определенный момент до и после матча – чтобы поздравить или приободрить их, — он считал, что это исключительно важно. И Арсен, и футболисты знали, что в любом случае – выиграют они или проиграют, их поддержит исполнительный руководитель клуба.

Если сложить воедино все эти моменты, получится пример абсолютно уникальных взаимоотношений в современном футболе. Они крепко сдружились – с момента первой встречи в 1989 году и по нынешний день. И уж конечно, такого человека Арсену не будет хватать!

 

Сол Кэмпбелл говорил мне (для моей книги), что «Непобедимые» так и не получили еще того признания, которого они заслуживали, и что понадобится лет 30 или 40, пока люди увидят их в новом, истинном свете. Считаете ли вы, что ваша книга поможет в этом?

Забавно то, что я помню недавний разговор на эту тему – я дописывала книгу, а нынешний «Арсенал» как раз тогда играл в Лестере… я хочу сказать, что свою силу нужно постоянно доказывать. Нужен даже не один трофей, а несколько трофеев и титулов подряд – вот о чем мы тогда говорили. Сегодня некоторые игроки «Арсенала» по-прежнему считают, что команда образца 1998 года была лучше. Например, Ли Диксон уверен в этом, он полагает, что команда 1998 года была лучшей из лучших.  Конечно, во всем этом есть немалая доля субъективизма. И все-таки вы должны понимать, что умение не проиграть ни единого матча в английской Премьер-Лиге дорогого стоит. Если уж вам и этого мало, то у вас должны быть очень высокие стандарты /смеется/

Меня на самом деле больше интересовало другое – не то, как феноменальную команду распознавали извне, а то, как сами игроки этой команды понимали значение происходившего с ними. И конечно понадобилось время, чтобы они до конца осознали свое уникальное достижение. Тьерри как-то красиво сказал об этом: «невидимый приз», потому что такого трофея не существует. И если вы имеете дело с таким высочайшим уровнем напряжения на поле  и победного менталитета, которые в полной мере были у этих ребят, — отсутствие приза в конце дистанции иногда не так уж страшно. Некоторые футболисты говорили, что после того, как они стали чемпионами на «Уайт Харт Лейн», следующие игры были какими-то нереальными, фантастическими – ведь они уже завоевали титул, а победа в чемпионате  всегда считалась главной целью… И только с годами, у ребят приходило осознание того, что же они сумели тогда сделать – когда прямо на улице их останавливали прохожие, чтобы поговорить о «Непобедимых»…

 

Рэй Парлор сказал мне, что он не мог припомнить – что же происходило в течение трех дней после победы в лиге на «Уайт Харт Лейн»!

Да, хотя это были молодые ребята с хорошей памятью!

 

Как вы считаете – та самая незабываемая игра с «Ливерпулем» на «Хайбери» — лучше всего характеризует игру Тьерри Анри в «Арсенале»?

/думает/ Я бы так не сказала.  Потому, что его энтузиазм, его мастерство и влияние, его успехи – всё это вместе было настолько мощным явлением, растянувшимся на длительный период времени, что одной пусть даже великолепной игрой описать такого футболиста невозможно. Можно вспомнить много таких моментов – его гол «Лидсу», когда у него еще не было его 14-го номера на футболке, его многочисленные голы «Тоттенхэму», гол на «Бернабеу» и многие другие. Тем не менее, игра с «Ливерпулем» была крайне важной. Я по-прежнему считаю это чем-то экстраординарным – когда такая великолепная команда могла балансировать на грани риска. А они ведь могли лишиться и Лиги Чемпионов, и Кубка. В первом тайме они проигрывали «Ливерпулю», а потом… Самое интересное – то, что, когда Анри рассказывает об этом забитом мяче, он обязательно начинает с гола Робера Пиреса, который сравнял счет в этом матче. Тьерри всегда настаивал, причем упорно настаивал на том, что победа – это результат совместных усилий всей команды. Он никогда не пытался стягивать на себя одеяло, когда говорил об этой эпохе и этом матче, он всегда настойчиво говорил о всей команде, и это его очень хорошо характеризует. Он замечательный человек. Повторяю, когда его спрашивают об этом историческом проходе и забитом мяче, он каждый раз говорит: «Ну хорошо, но как насчет гола Пиреса, ведь именно он сделал счет 2 – 2 в этом матче?»

Другая уникальная вещь в ситуации с этим голом была в том, где находился Анри, когда начинал свою атаку. На записи видно, что он далеко позади штрафной площади соперника, практически около центральной линии поля. Было нечто сверхъестественное, необъяснимое в том, как он крикнул Жилберто, чтобы тот отпасовал ему, после чего он и начал свой феноменальный проход к воротам, ставший гвоздем сезона. Можно поспорить с тем, что это был лучший футбольный момент в исполнении Анри за всю его карьеру, но про данный конкретный сезон это можно сказать абсолютно точно.

 

 Что вы предпочитаете – «Шпоры» или «Лестер»?

/думает, потом говорит/ Какой провокационный вопрос! Если кратко, то я была в части трибуны, предназначенной для скаутов из других клубов на «Уайт Харт Лейн» — понятно, что я должна была иметь эмоционально нейтральный вид.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 

То, что «Тоттенхэм» свел матч к ничьей, стало солидной ложкой дегтя для «Арсенала», что бы ни говорили об этом восторженные болельщики. Для футболистов «Арсенала» ничейный результат этого матча был большим разочарованием – несмотря на то, что тем самым команда стала чемпионом Англии. Для Леманна это вообще была катастрофа. Он, правда, считал тогда, что мяч, забитый «Тоттенхэмом» в дополнительное время, не позволит «Арсеналу» уже в тот день досрочно занять первое место. Он уходил с поля разочарованным, считая, что из-за него команда не стала чемпионом в тот вечер.

Можно сказать, что половина команды была рада ничейному результату, позволившему «Арсеналу » стать чемпионом. Но другие были по-настоящему расстроены. Вслед за Леманном в раздевалку пришел обозленный Сол Кэмпбелл, который очень хотел победить в том матче, а  за ним появился и Арсен, который точно также был раздражен результатом и прямо направился к Леманну, чтобы высказать ему свое недоумение – как можно было дать себя обмануть и пропустить такой глупый мяч в конце встречи. Таким образом, главный тренер, центральный полузащитник и вратарь этой великой команды устроили в раздевалке серьезную перепалку из-за результата, который дал возможность команде завоевать чемпионский титул. Это было просто невероятно!  И это показывает, какие тогда были эмоции и амбиции у футболистов и тренеров «Арсенала», насколько сильным было желание побеждать в каждом матче.

 

В своей книге я написал, что ситуация тогда была очень поучительной: Венгер, услышав финальный свисток, в ярости и раздражении топнул ногой. Сколько главных тренеров, выигрывавших чемпионский титул, сделали бы то же самое?

/смеется/ Да! А что касается игры с «Лестером», то я также работала на матче, таким образом – я должна была трезво, без лишних эмоций смотреть на поле, правда уже тогда я прекрасно понимала, что эта игра войдет в историю.

Это был фантастический день. Фантастический, незабываемый. Когда еще в этой жизни можно увидеть, как Сол Кэмпбелл и Тьерри Анри сидят на газоне в центре поля (это было конечно же после окончания игры) под лучами заходящего солнца и беседуют друг с другом – расслабленно и увлеченно (думая, наверное: «…а хорошо ведь жить на этом свете…»), а все остальные игроки команды танцуют вокруг них какой-то сумасшедший непрерывный танец. Все они находились на вершине горы, на самом пике. Я подумала тогда – что такие моменты, такие минуты надо запоминать на всю оставшуюся жизнь. Сегодня мы живем в эпоху, когда каждый пытается передать сообщение в твиттере или снять происходящее на фотоаппарат, или ищет что-нибудь в интернете, или записывает что-то на свой айпад. При всем при том упускается человеческий фактор, фактор живого общения или восприятия действительности. Я искренне рада, что сезон «Непобедимых» пришелся на другую эпоху, и я полагаю, что большинство людей, пришедших тогда на матч, были погружены в то, что происходит, были поглощены игрой и эмоциями – и ничто их не отвлекало от футбола.

 

 Как вы умудряетесь сегодня по-прежнему писать объективно, несмотря на то, что вы наблюдали за «Арсеналом», начиная с 1970-ых годов?

/пафосно/ Потому, что я должна писать именно так. И если вы будете писать по-другому, вы не протянете на этой работе и пяти минут. Когда я иду на игру с моим ноутбуком, в моей голове совсем другие мозги, чем когда я иду на футбол с приятелями по своему сезонному абонементу. Я всегда стараюсь проводить четкую разницу в этих двух случаях. Правда, бывают случаи, когда эта разница размыта – было время, когда я, находясь в толпе болельщиков, мыслила как журналист, а не как болельщик. Иногда мне хочется оказаться на матче (вероятно от того, что мне пришлось отсмотреть так много игр «на трезвую голову»), где была бы совершена какая-нибудь ужасная ошибка или принято плохое решение, против которого возмутились бы все, кто наблюдал за игрой,  я бы думала: «что ж, на самом деле, это правильное решение» или что-нибудь в этом роде. Вообще, за то время, что мне довелось смотреть футбол из ложи для прессы, я дважды (как мне кажется) переступала черту – в том смысле, что вела себя не так профессионально, как должна была бы себя вести.

Один раз это случилось, когда Кану забил третий гол на «Стэмфорд Бридж» — в этот момент я подпрыгнула в ложе для прессы. В другой раз  — на «Бернабеу», когда забил Анри.  Я сидела в ложе для прессы с журналистом, который был болельщиком «Арсенала», и я думаю, что наша речь могла вызывать недоумение у посторонних /смеется/.  Мы были слишком взволнованы, мы вели себя не как репортеры, а как преданные болельщики…

 

 Я также смотрел тот матч в Мадриде. Рядом со мной сидел парень, щедро снабжавший меня вином и ветчиной. Что уж тут говорить – это было великолепно!

/смеется/ При этом люди забывают, что команда была в плохой физической форме да еще и играла под серьезным давлением.  Но результат пришел как будто бы из неоткуда – не было никаких «указателей» на то, что матч завершится в нашу пользу.

 

 Когда я брал интервью у Патрика Барклая после выхода его книги о Герберте Чепмене, он сказал мне, что исследовательская работа была ему гораздо более интересна, нежели сам процесс написания текста. А что для вас было наиболее интересным при написании книги?

Думаю, что интервью. У меня ведь был шанс побыть вместе с этими фантастическими людьми, понять с их помощью – что же сделало команду такой эффективной, поговорить о незабываемых моментах в незабываемом сезоне, причем возможно сегодня – оптимальное  время для того, чтобы они сами проанализировали свою историю. Ведь когда вы разговариваете с игроками «по горячим следам» — а у меня была счастливая возможность побеседовать со многими из них непосредственно в ту эпоху – вы чувствуете, что они неминуемо будут осторожничать в своих высказываниях, в своем анализе ситуации, ведь они еще были тогда игроками «Арсенала», обитали непосредственно в гуще событий. Но как только вы говорите о прошлом, у вас образуется другое отношение к событию, кроме того — не надо забывать, что с годами люди становятся мудрее. И действительно – они говорили со мной по-другому десять лет спустя тех невероятных событий: гораздо более искренне, открыто, глубоко – стало быть, идея вернуться сегодня к анализу тех событий была абсолютно правильной. А вот если возвращаться к прошлому лет через двадцать, то эффект, думаю, будет хуже – слишком много воды утечет за эти годы, слишком большой интервал времени. Игроки могут уже и не вспомнить как следует происходившее двадцать лет назад, либо будут ускользать детали. Так что временной отрезок в десять лет оказался оптимальным – по крайней мере, для футболистов, чтобы они чувствовали себя комфортно, вспоминая ту золотую эпоху. И им это явно доставляло удовольствие. Помню, как я приехала в Амстердам, в «Аякс», чтобы встретиться с Деннисом Бергкампом, и я увидела – насколько ему приятно вспоминать о годах, проведенных в «Арсенале». Мы беседовали с ним уже полтора часа, и  я подумала, что этого будет более, чем достаточно, а Деннис, казалось, готов был говорить на эту тему бесконечно долго. Возможно, ему действительно доставляло огромное удовольствие – окунуться в ностальгические (а вы как раз упомянули это слово в одном из вопросов) воспоминания.

Та эпоха означало очень многое для этих парней, кроме того, они и по сей день дружны и тепло относятся друг к другу.  Это сразу же проявляется в беседах. Где бы они ни были, что бы они ни делали, как бы редко ни встречались, они все равно являются духовными единомышленниками и партнерами после того, что они пережили в одной великой команде.

 

 Кто из «Непобедимых» произвел на вас самое большое впечатление?

Абсолютно невозможно сказать. Это может быть даже и Эду.  Вам придется потрудиться, чтобы найти на этом свете более приятную личность. Невероятно хороший человек. Он говорил с неподдельными эмоциями и настоящей страстью о той эпохе. Это может быть и Мартин Киоун, который тогда провел всего лишь десять игр, но сумел получить чемпионскую медаль. У него острый аналитический ум и хорошая память – он рассказал интереснейшие вещи о том, как игроки общались тогда друг с другом в различных ситуациях. Я была счастлива побеседовать с ним. Коло Туре  — он очень дружелюбный, вспоминал – и вспоминал с энтузиазмом – как будто  те события происходили вчера. Говорил, что переживал, что в свой первый сезон – будучи неопытным парнем с Берега Слоновой Кости – не мог произвести должного впечатления на Арсена Венгера. Фредди Люнгберг, в своем неповторимом скандинавском стиле, был учтив и достаточно сдержан, но при этом вдумчив и чрезвычайно интересен в своих мыслях. От него я впервые узнала несколько интереснейших вещей. Ну а о харизме Патрика Виейра можно говорить долго – это великий человек с благородной душой. Кстати, можно долго говорить и о том, насколько важен был он для команды, для ее прогресса и развития в те годы. Вообще, идея лидерства  мне видится крайне актуальной в наше время. Арсен часто говорит о идеальной команде, где каждый является лидером. Но, думаю, что он уже понимает и английскую философию лидерства, важность капитана в команде. Впрочем, тогда в команде действительно было много лидеров – Сол Кэмпбелл рассказывал, что Тьерри Анри (который конечно же также был лидером, только другого типа) говорил не переставая – и на тренировках, и даже на поле, он постоянно всех мотивировал, нацеливал на победу, встряхивал и одергивал…

А посмотрите на Йенса Леманна: все говорят, какой он был лидер! Патрик Виейра сказал, что когда он пришел в команду, все с уважением расступились, чтобы он занял свое место. Но они дружили и радовались тому, что играют в одной команде. Футболисты спешили на тренировки – им не терпелось оказаться вместе.

Знаете, когда с вами происходит нечто захватывающее, интересное, когда вы делаете что-то особенно важное – а это все-таки не так часто происходит – если вам повезло оказаться там, где вы находите себе применение и думаете: «я наконец-то вовлечен в главное дело своей жизни» — то вы счастливы. Всё это можно сказать о той великолепной команде, об Арсене, о персонале, который тогда работал в клубе – они были вдохновлены происходящим, работали на общую цель. Они как бы зажигали друг друга.

 

 Помню, Сол Кэмпбелл поделился со мной чьим-то высказыванием об этом временем: «Должно быть это просто здорово – идти на тренировку, чтобы сыграть там с Деннисом Бергкампом». При этом Сол добавил – что ж, наверное, Деннис Бергкамп думал, – как это здорово — идти на тренировку, где можно будет сыграть с Солом Кэмпбеллом…

Абсолютно точно! Не думаю, что в команде было тогда разделение на гениев и подсобных рабочих. Нет, они все были великими, каждый – в своем роде.

 

 Мне нравится оригинальный язык, которым написана ваша книга. Например, когда вы пишете о «сотрясающем» воздух ударе Вана Нистелроя при пробитии злополучного пенальти на «Олд Траффорд». Вам нравятся подобные эпитеты?

/думает напряженно/ Да, нравятся. Как вы возможно и сами знаете из своего писательского опыта, в книге необходимы эпитеты. Писать книгу и просто публиковать пост, скажем, в соцсетях – это разные вещи. Если простое написание сообщений в компьютере можно сравнить с тем, как вы пробуете воду пальцами ног, перед тем, как войти в озеро, то процесс написания книги можно сравнить с нырянием в центре океана без спасательных принадлежностей. Вы стараетесь держать голову над поверхностью воды, и если вам повезет — вы начинаете плыть в своем заданном ритме, не думая о том, что можете утонуть в любую минуту. С одной стороны – это рискованно. С другой стороны, если все время пробовать воду пальцами ног, впечатлений в жизни, видимо, будет недостаточно. Если же вы находитесь в центре моря, вам светит солнце, и вы плывете, получая от этого удовольствие – значит, вы вошли в какой-то другой мир. Одним словом, есть много чего интересного в процессе написания книги.

Забавно то, что вы зацикливаетесь на вашем предмете (возможно даже в этом есть нечто мистическое), вы начинаете считать ваших героев своими друзьями, или вы думаете, что тоже были в то время с ними – в их раздевалке, в их автобусе или на тренировочной площадке, играя вместе с ними. Потом вы внезапно вспоминаете – стоп, меня же там не было! Герои и события приковывают ваше внимание, притягивают и поглощают вас – ведь вам приходится все время о них думать, причем думать на протяжении многих месяцев. Вы погружаетесь в эту жизнь, и данный процесс в корне отличается от, скажем, составления краткого репортажа в 800 слов о том или ином матче, который вы должны выслать редактору до пяти часов вечера.

 

 Мне очень понравилось, как вы написали в своей книге о Джеке Келси, который управлял старым клубным магазином на «Хайбери», Джек действительно в какой-то степени олицетворял традиции «Арсенала», я тоже его помню. Хочу спросить вас, хотя подозреваю, что ваш ответ мне известен – считаете ли вы, что «Арсенал» — это особый клуб, и если да, то почему?

/смеется/ Батюшки-светы! Думаю, что вы прекрасно знаете ответ на этот вопрос. /выразительно и прочувственно/ Конечно, «Арсенал» — это особый клуб. Особый из-за его истории, и поэтому я с радостью писала эту книгу – это действительно великая история футбола.  У «Арсенала» есть масса особых, уникальных вещей. Его наследие, знаменитая Восточная трибуна, его болельщики, его великолепные победы – возьмите хотя бы «Энфилд-89», возьмите кубковые финалы 79-го и 93-го годов. Я росла на этих играх, на этих победах, а игроки-победители передавали эстафету следующему поколению…

Это особый клуб, поскольку именно на его стадионе в 1930-ые годы Англия играла с Италией, и сборная практически полностью состояла из футболистов «Арсенала». Именно в этом клубе работал великий Герберт Чепмен. При нем впервые были введены красные футболки с белыми рукавами. До этого, если смотреть издали на игрока – вы не могли сказать наверняка – выступает ли «Юнайтед», «Ливерпуль» или «Форест», а когда появились белые рукава, болельщики сразу определяли: это «Арсенал».

На самом деле существует миллион причин, по которым «Арсенал» можно с уверенностью назвать особым клубом. Я помню из своего детства – как в «Арсенале» появились темнокожие футболисты, а сами болельщики представляла собой многонациональную аудиторию, а ведь в 70-ые и 80-ые годы это еще не было нормой в футболе. Так что и это было особенным – любой мог прийти и почувствовать, что он – желанный гость на стадионе, темнокожие игроки знали, что здесь их поддержат. И это заставляло вас гордиться любимым клубом.

Можно многое говорить на эту тему – она бесконечная…

 

Эни, спасибо вам огромное за то, что вы уделили нам время, было очень приятно общаться с вами. Ваша книга – настоящий бриллиант. Она рассчитана на любой уровень читателя, каждый найдет в ней для себя интересную информацию. Я думаю, все гунеры должны обязательно приобрести ее.

 

 

Эта статья напечатана в ежемесячном журнале The Gooner, самом читаемом гунерском журнале, издающемся с 1987 года. На журнал можно подписаться http://www.onlinegooner.com/shop/catalog/
Веб-сайт журнала www.onlinegooner.com обновляется ежедневно.
Поделиться ссылкой Затвитить пост

Обсуждение (36)

  1. hasanov.rus
    hasanov.rus

    Спасибо за перевод.
    Про передачу эстафету от опытного поколения молодому — по-моему Венгер осознал эту ошибку, слишком быстрое расставание с опытными игроками непобедимых. Вследствии осознания и был перестроена трансферная политика на покупку не только молодых и талантливых, но и мастеровитых игроков ( Мертезакер, Артета)
    Жаль, что не видел того выдающегося сезона. Надеюсь найти записи матчей на просторах интернета, если у кого-то есть ссылки на видеоматериалы, буду очень признателен

    • COYG
      COYG

      И что же интересно Мерт и Артета могли передать? В прочем сейчас уже видно Что

      • appella
        appella

        Не понимаю вашего сарказма. Безусловно, Пер и Микель играют большую роль в создании атмосферы в команде.
        Для примера можно привести историю про то, как они объединили столы в столовой, чтобы вся команда сидела вместе, а не рассаживалась по языковому признаку.
        Да, таких достижений, как у Пиреса и Жилберту у них нет, но это ветераны, которые играют большую роль в развитии молодых футболистов.

        • COYG
          COYG

          Ну все убедили. Бегу отправлять Венгеру открытку. За 6 лет понять свою ошибку и наконец-то привести в команду игроков,которые умеют столы передвигать- вот это прогресс. Извините, но я не представляю, как выразиться еще понятнее.

          • appella
            appella

            Психология — дело тонкое. Техническое мастерство — не единственный залог успеха команды, ведь командный дух создается не только на поле, но и в раздевалке.
            Разговор же не о том, игроков какого уровня привел Венгер, а о том, что необходимы опытные игроки, которые подскажут молодым что где как и почему. Совсем недавно от игроков овер 30 лет избавлялись.

            • PabloPablitos
              PabloPablitos

              психология или какие другие тонкие материи, это все неинтересно, нужен результат, а его нет и не будет.

      • hasanov.rus
        hasanov.rus

        Опыт.
        Речь о том, что Венгер осознал (но не признал,это важно) что в команде нужны опытные игроки.

      • Gianfranco Zola
        Gianfranco Zola

        Думаю, если бы этих игроков окружали не Монреали с Фабиански, ваше мнение было бы другим. :)

        • ikrom
          ikrom

          Монреал вначале своего прихода в клуб, играл прилично! Он деградировал при Венгере…

          • COYG
            COYG

            Не играл он приличнее. Сразу все был понятно. Вообще страшно стало после его первой игры.

            • ikrom
              ikrom

              сразу через 2 дня своего прибытия в клуб, играл против СТОУКа и ещё разбил голову кого-то из игроков Стоука.

              • COYG
                COYG

                Он с самого начала играл отвратительно, ему повезло просто, но его как мальчика накручивали. Да и вообще при чем тут его игра со Стоком, если он плохой игрок.

        • COYG
          COYG

          Они были бы в глубоком резерве и Пер так бы и не научился играть в свои 30 лет.

      • ikrom
        ikrom

        пасы между собой))

  2. hasanov.rus
    hasanov.rus

    Была ли возможность реконструировать Хайбери,а не строить новый стадион ?

    • Mercuriev
      Mercuriev

      Теоретическая была, но она не рассматривалась. Уэмбли рассматривался первым, новый стадион — вторым.
      Для того, чтобы Хайбери сделать современным стадионом, его бы пришлось чуть не весь снести и отстроить заново.

      Кстати говоря, если бы была реконструкция, то сезон 03/04 команда точно бы на Хайбери не играла.

      • hasanov.rus
        hasanov.rus

        Интересно, интересно…
        А вот более дискусионный вопрос, на который сам точный ответ не могу найти. Была ли возможность,был ли смысл вообще не строить новый стадион? Или все таки новая арена была неизбежной перспективой?

        • Mercuriev
          Mercuriev

          Проблема в том, что в 2001 году никто не мог представить многократный рост ТВ- и коммерческих доходов, и у ВСЕХ клубов выручка со стадиона составляла не менее 70% бюдэета. А сегодня среди всех клубов АПЛ только у Арсенала это самая большая статья дохода (но уже давно менее 50%). То есть, с точки зрения сегодняшнего дня с Хайбери можно было не уезжать, но с точки зрения, которая была в 2001 году, новый стадион реально давал большое финансовое преимущество.

  3. vgakh
    vgakh

    О как!!
    http://www.telegraph.co.uk/sport/football/teams/arsenal/11224217/Arsenal-manager-Arsene-Wenger-has-to-persuade-his-players-to-do-the-dirty-jobs-again.html

    «… Мусорная свалка БЫВШИХ ВЕЛИКИХ тренеров …», «… команда, выглядящая, не как оркестр, а как сборище одиноких скрипачей …», «… игроки, наблюдающие это безобразие на поле, как куча олухов, смотрящих футбол дома по ТВ…», «… отставание в 12 очков от лидера после 11 туров не лечится покупкой защитника в январе. Оно обозначает слишком серьезный уход от базовых принципов ПОБЕДИТЕЛЯ в английском футболе.»

    • Mercuriev
      Mercuriev

      «rubbish dump of once-great managers»
      ))))))

      • vgakh
        vgakh

        «Свалка некогда великих тренеров» — так пишет современная английская пресса …,
        Оnce upon a time — так говорят в старых добрых английских сказках, желая подчеркнуть ГЛУБОКУЮ ДРЕВНОСТЬ описываемого события,
        «…те времена укромные, теперь почти былинные …» — так пел великий русский автор.
        ЭТО ВСЁ О ПРОШЛОМ.
        И мы с вами продолжаем жить мемуарами, за неимением реальной живой жизни…сорри за тавтологию.

  4. MikeTy10
    MikeTy10

    Помню, когда Арсенал штамповал матчи без поражений,все нейтральные болельщики хотели продолжения этой серии,а сейчас почти все болеют,то против Баварии,то против Челси ))

  5. davidon
    davidon

    В те сказочные времена,коуч израсходовал весь запас удачи на жизнь…

    Граблялюбтвердолобов

  6. Jazzz
    Jazzz

    Приятная, но немного грустная ностальгия при прочтении интервью…
    Вспоминаю как в те времена (не только тот сезон) за несколько дней до матча начинал «готовиться» к игре — состав на игру, схема (статистика жк, кк, голы, пасы — за всем этим я тогда следил и всё знал наизусть).
    Меня ждал спектакль, самой красивой, интересной игры в исполнении лучшей в мире команды. Я садился к экрану как на праздник. После поражений от МЮ я переживал несколько дней… И всё равно потом пересматривал на «холодную» голову. Уважение и симпатия буквально ко всем игрокам. Простите меня Рэй Парлор, что считал Вас немного «деревянным» из той полузащиты… Гол в финале КА против «Челси» снял все мои вопросы:)))
    Волшебные футбольные годы. Если по какой-то причине я не мог посмотреть игру — ставил на запись и смотрел, не зная результата.
    Сейчас у меня равнодушие и апатия… наверное смотрю больше по привычке, т.е. радости и огорчений, гордости и разочарований после матчей с каждым годом всё меньше и меньше…

    • PabloPablitos
      PabloPablitos

      Солидарен, интерес и сопереживание пропали, осталась только привычка приправленная желчью.

      • vgakh
        vgakh

        «…привычка, приправленная желчью» — блестящая формулировка. Именно так оно и выглядит сегодня.

  7. Jazzz
    Jazzz

    Вспомнилось — когда подписали Пиреса (я неплохо как мне казалось знал его как игрока) считал, что он недостаточно хорош для «Арсенала»…
    Вот так:)

    • MikeTy10
      MikeTy10

      Странно,так как тогда на него до последнего претендовал Реал.Это я хорошо помню.

  8. Pavel-z
    Паласов

    Алексис Санчес: «На тренировках останавливаюсь и понимаю, насколько сильные игроки меня окружают»

    Нападающий «Арсенала» Алексис Санчес рассказал о своем решении перейти в лондонский клуб.

    «Почему я выбрал «Арсенал»? Люди, которым я доверю, высоко оценивали эту команду, ее величие, уровень игроков.

    Сейчас, когда я уже в «Арсенале», я иногда останавливаюсь на тренировке, наблюдая за партнерами, и понимаю, насколько сильные игроки меня окружают.

    Меня впечатлили талант и их отношение к делу. Не сомневаюсь, что нынешнему составу по силам выиграть множество титулов в ближайшие годы.

    Я на самом деле впечатлен тем, как игроки создают свободные зоны, как двигаются и индивидуально, и коллективно.

    Я на полном серьезе говорю, что если бы у нас был столь важный характер победителей, если бы мы сохраняли позитивный настрой и побеждали в каждом матче, то могли бы выиграть любой турнир», — сказал Санчес

    Нашел лазейку, чтобы назвать команду бесхребетными сопляками, заметьте и о тренере ни слова

Комментарий

© 2009-2014 Меркурьев Иван

Проект arsenal-blog.ru не является коммерческим проектом. Все материалы, публикуемые на сайте, носят чисто информативный характер и не предназначены для коммерческого использования.

Все права на публикуемые аудио, видео, графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
Содержимое сайта защищено в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
При любом использовании материалов сайта активная гиперссылка на arsenal-blog.ru обязательна