RSS

На Арсене Венгере до сих пор остались шрамы от работы в Монако

Мар16
2015

Главный тренер «Арсенала» оттачивал в Монако свою тренерскую философию, но жесткое соперничество с «Марселем» и активное неприятие коррупционного поведения Бернарда Тапи отбросили тень на семилетнее пребывание в этом клубе

 

Доминик Фифилд, Гардиан, 21.02.2015

 

Справа – на снимке 1987 года - Гленн Ходдл, один из наиболее известных футболистов, привлеченных в «Монако» Арсеном Венгером

 

 

Вопрос об Арсене Венгере повергает Клода Пюэля в напряженное молчание, хотя до этого он бойко рассуждал на тему выбора тренером команды. Возможно, Клод оценивает – как именно Венгера помнят в «Монако». «Его помнят здесь до сих пор», — продолжал один из бывших игроков и тренеров клуба, — «Его уважали, им восхищались. Пожалуй, никто больше не отработал на подобном уровне семь лет, – все-таки это значительный отрезок времени. Венгер понимал важность долгосрочного планирования, длительной работы с командой, с клубом – а не просто проведения тренировок на скорую руку в течение сезона». Далее, после некоторого размышления: «И конечно же то, что случилось, оставило в его жизни неизгладимый след. Точнее – шрам…» В «Монако» Венгер оттачивал свое тренерское мастерство, с другой стороны – это был еще и болезненный опыт принципиального поведения.

 

Жребий Лиги Чемпионов свел в одну пару два клуба Арсена Венгера – его нынешний «Арсенал», в котором тренер, проработав 19 лет, оставил неизгладимый след, и «Монако», который 65-летний специалист должен еще помнить – ведь с «монагесок» всё у него и начиналось. Если уж точно, «Монако» не был первым клубом в его тренерской карьере, но именно здесь он впервые стоял у руля соискателей больших трофеев. Многие тренерские стратегии, которые впоследствии внедрялись в «Арсенале», были разработаны и испытаны в полуразвалившемся на тот момент тренировочном комплексе «Ла Турби» и на стадионе «Стад Луи II». Здесь он стал претендовать на главные национальные титулы. Но именно здесь Венгер узнал и обратную, темную сторону футбольного мира, понял, что даже всесторонние усилия и энергия могут не совладать с закулисной игрой. В конце концов, Венгер был уволен из клуба. Есть вещи, которые невозможно контролировать дисциплиной, диетой и усердием.

 

История Венгера в «Монако» требует определенного контекста. Его первой командой во французском футболе был «Нанси». Венгер  в первом же сезоне довел «Нанси» до 12-го места, и сумел удержать  клуб в высшем дивизионе. В «Нанси» Венгер проходил азы тренерской деятельности, начинал разрабатывать свои концепции тренировочного процесса, скрупулезно записывая статистику происходящего. Но именно здесь Венгер узнал и горечь поражения. Его команде было уготовано судьбой вечно бороться за выживание – не более того.  Поражения были нормой существования, а это эльзасец Венгер не мог уместить в своей голове.

Однажды после поражения в Лансе он остановил автобус команды: его вырвало. Организм не переваривал обыденность поражений. В третьем сезоне после того, как команда проиграла свой последний матч перед зимней паузой, Венгер отменил все запланированные визиты и отдых с семьей и друзьями. Ему нужно было побыть одному – целых 14 дней.

И тем не менее, даже в этих условиях его потенциал  был уже ясно различим. Президент «Монако», Жан-Луи Кампора, заменяя Люсьена Мюллера, обращает внимание именно на его кандидатуре (предварительно узнав у Жильберта Гресса – как работал Венгер на должности играющего тренера в «Страсбурге»).

Переговоры с «Нанси» растянулись на 15 месяцев – столько спорили о размерах неустойки. В итоге 38-летний Венгер перешел в «Монако» только тогда, когда истек срок его контракта с «Нанси». Его команда все-таки вылетела из высшего дивизиона – единственный раз в карьере Венгера – но его репутация при этом не сильно пострадала. При поддержке Кампора он начал выстраивать сильную команду.

В команду пришел Гленн Ходдл – его удалось перехватить от  подстерегавшего «ПСЖ», как только он покинул «Тоттенхэм». Кроме того, команду пополнили опытные Патрик Баттистон и Марк Хейтели. В княжестве ждали молодого амбициозного тренера. Ждали с определенным недоверием.

 

 «Мы тогда хотели завоевывать титулы, конкурировать на равных в Европе, а у него такого опыта не было – ведь он возился с «Нанси», — говорит Пюэль, футболист, всю свою карьеру отыгравший в одном клубе: он провел 601 матч за «Монако» в течение 17 лет. Теперь Пюэль – один из опытнейших тренеров Лиги 1, тренирует «Ниццу» — это его четвертая команда высшей лиги в тренерской карьере. — «Но Кампора что-то почувствовал в нем, и скоро это же самое почувствовали и все мы. Так что, уважать мы его стали с самого начала.»

 «Он был высоким и величественным, что очень помогало ему – не нужно было повышать голос, чтобы управлять нами. У него вообще была властная жилка в характере. Говорил он ясно и лаконично – как перед игрой, так и в перерыве. Было предельно ясно – что он хочет от нас. Он был первым тренером на моей практике, который проводил специальные тактические тренировки, дотошно разбирая видеоматериалы при подготовке к матчам.  Он работал круглосуточно, постоянно переходя от анализа прошедшей тренировки к подготовке к очередной игре.»

Перед каждой игрой проводилась 45-минутная тактическая «лекция», на которой подчеркивались сильные и слабые стороны будущего соперника. Анализ информации проходил с помощью базы данных «Top Scorer» — предшественницы нынешней «ProZone». Каждое решение, принимаемое игроком на поле, анализировалось. Сегодня подобный статистический анализ никого не удивит, но тогда, в конце 1980-ых годов, это было настоящей инновацией.

Полагающиеся ему трехкомнатные скудно обставленные апартаменты пустовали – он предпочитал оставаться либо в тренерской комнате на стадионе, либо в каморке на одном из тренировочных полей – та каморка была сверху донизу завалена видеокассетами с записью футболистов, отбираемых скаутами, либо команд, с которыми «Монако» предстояло сыграть. Появились и изменения в распорядке дня и общих правилах поведения (после «Арсенала» это станет фирменным знаком тренера): еда за общим столом в столовой. Ведь при прежнем тренере руководство обедало за отдельным столом с отдельным обильным меню. Венгер ввел штрафы за опоздание. Обязательно – пить воду комнатной температуры для правильного и ускоренного пищеварения. Вместо красного мяса – цыпленок. Со временем в клуб пришли новые фитнесс-тренеры и физиотерапевты, специалисты по спринту, эксперты по снижению веса, диетологи. Каждый, кто сомневался в новой методологии, получал подробное разъяснение и понимал смысл происходящего.

Игрок национальной сборной Франции Мануэль Аморос, которого Венгер получил в наследство от предыдущего состава, был впечатлен стремлением главного тренера выслушивать опытных футболистов  команды: «Ему всегда было интересно – о чем мы думали, поскольку он знал, что ему еще очень многому нужно научиться». Пюэль, который поначалу не был в фаворе у тренера, но сумел приспособиться к новому стилю жизни и получил в итоге место в основном составе на позиции опорного полузащитника, сказал: «Он был честен и откровенен, когда говорил с нами один на один. Он заставлял нас заново переосмысливать нашу собственную игру, действия на поле.  Такие разговоры мы называли «тренировки-невидимки», то же самое относилось и к изменениям в диете, и к процессу восстановления после матчей.  И этот метод работал. Преображения мы не всегда могли уловить, но они действительно были. Для нас это был новый уровень профессионализма. При этом Венгер не был революционером. Речь у него шла об эволюции, о незначительных, постепенных сдвигах. Невозможно прийти в большой клуб и перевернуть все вещи в одночасье.»

Результат не заставил себя ждать – в первый же сезон Венгера в «Монако» команда стала чемпионом Франции – впервые за последние пять лет. В 1991 году «Монако» завоюет кубок Франции. И при этом Венгер стремится к успеху, активно используя  молодых футболистов. Эммануэль Пети дебютировал в возрасте 17 лет, Лилиан Тюрам – в 18. Бывшие колонии Франции оказались богатыми на таланты. Жорж Веа из Либерии стал игроком года в 1995 году, получил «Золотой мяч» и посвятил награду Арсену Венгеру. Венгер потом делал то же самое в «Арсенале» — тот же подход к тренировкам, но именно  «Монако»  была первой командой, испытавшей на себе благотворное влияние новых тренерских технологий. С другой стороны – технологии никогда не гарантируют успех. «Монако» должен был, казалось бы,  спокойно расцветать, но вместо этого команда вынуждена была бороться с недовольными и неуступчивыми конкурентами.

 

Команда из Марселя должна сниться Венгеру и по сей день. «Марсель» и «Монако»  были двумя французскими тяжеловесами того времени, шли бок о бок, все время конкурировали друг с другом, и после успеха в первом сезоне, «Монако» пришлось держаться в тени «провансальцев».  «Марсель» стабильно собирал на своем стадионе более 30,000 зрителей и активно занимался браконьерством, выкрадывая игроков из «Монако»  (Аморос, Руй Барруш, Франк Созе). Их нахальный, агрессивный президент, Бернар Тапи, доминирующая фигура во французском футболе того времени, постоянно вставлял палки в колеса команде Венгера, например — жаловался на налоговую лазейку, которая позволяла «Монако» добиваться такого финансового успеха, которого «Олимпик» добиться не мог.

Неприязнь между Тапи и Венгером была вездесущей и очень серьезной – особенно во время матчей между двумя командами. Напряженные отношения у Венгера будут и в английском чемпионате – с сэром Алексом Фергюсоном и  Жозе Моуриньо, но до такой степени отношения там все-таки не обострялись. «Между ними была война не на жизнь, а на смерть», — говорил Жан Пети, ассистент главного тренера «Монако». Однажды Венгер столкнулся со своим недоброжелателем в туннеле на стадионе «Стад Велодром» — словесная перепалка была жаркой, только что не подрались. Правда, в том матче победил «Марсель».

 «Марсель» завоевывал титул чемпиона Франции четыре сезона подряд, при этом «Монако» два раза был третьим, а в1991 и в 1992 годах – вторым. «Монако» вообще стал «вторым» — они проиграли в финале Кубка Франции в 1989 году тому же «Марселю», проиграли в 1992 году «Вердеру» в финале Кубка Обладателей Кубков 1992 года – в тот год незадолго до финала произошла катастрофа на стадионе «Арманд Сезари» в Бастии – более 2,300 болельщиков были ранены, а 18  погибли: две временные трибуны развалились перед полуфинальным матчем между «Марселем» и «Бастией». Но на матче было много представителей «Монако» — их работников, друзей и родственников. Венгер официально попросил европейское футбольное руководство перенести финальный матч с немцами, но просьбу Венгера отклонили. В итоге его команда играла вяло, рассеянно и проиграла «Вердеру».

Отмщенье Тапи и его клубу произошло посредством полузащитника «Марселя» Жан-Жака Эйдели – выяснилось, что он общался «по делу» (работал курьером) с тремя футболистами «Валансьена» — Жаком Глассманом, Хорхе Бурручаге и Кристофом Робером (последний и оказался стукачом) перед матчем между «Марселем» и «Валансьеной» за шесть дней перед мюнхенским финалом Лиги Чемпионов 1993 года. Этой тройке было предложено играть спустя рукава, чтобы «Марсель» уже после этой встречи смог отпраздновать чемпионство в национальном первенстве и сконцентрироваться далее на противостоянии в Мюнхене с «Миланом».

Дело о взятке было стремительно раскручено, и «Марсель» лишился национального чемпионского титула и вынужден был провести два сезона во второй лиге. Клубу было запрещено выступать в следующем году в Лиге Чемпионов, правда — выигранный титул победителя Лиги Чемпионов все-таки не отобрали. Тапи был отправлен на шесть месяцев в тюрьму за соучастие в коррупционной сделке и попытке подкупа свидетеля.

 

 «Монако» в том сезоне завершил чемпионат на третьем месте после «ПСЖ»,  но сумел квалифицироваться в Лигу Чемпионов после того, как столичный клуб отказался занять место «Марселя», так как их спонсор, «Канал Плюс», опасался реакции своих подписчиков в Провансе. Как бы там ни было, Венгер посчитал, что «дело Марселя» гораздо шире, чем титульная гонка того сезона.

В определенной степени эти опасения подтвердились, когда в 2006 году была опубликована автобиография Эйдели, где автор детально описал все попытки договориться с соперниками.  Венгер очень опасался, что и его собственные футболисты могли стать в тот период участниками грязной игры Тапи.

 «Мы обсуждали эту скользкую тему – как только произошедшее всплыло на поверхность», — говорит Пюэль, — «Для меня случившееся стало абсолютной неожиданностью. Я был разочарован и подавлен – как будто всё это произошло со мной. Я вообще никогда не думал, что подобное может произойти в нашем футболе. К тому же, после выяснения всех обстоятельств стало ясно, что мы могли претендовать как минимум еще на два чемпионских титула за счет «Марселя»…  Это больно ударило по Арсену – да и по все нам. У каждого из нас было свое собственное видение футбола – мы всегда считали, что необходимо сражаться за своих одноклубников, защищать цвета  своей команды. Но как показала история – всё было не совсем  так, как мы это представляли.»

Вряд ли у Венгера был серьезный повод переживать в связи с тотальной проверкой всех клубов на предмет причастности к договорным матчам, тем не менее — его ассистент Пети  даже готовился выступать в суде в качестве свидетеля. Всё это разбирательство сильно измотало французский футбол.

Постепенно у полиции пропало желание втаптывать в грязь все французские клубы, хотя поначалу казалось, что дело идет именно к этому. «Я хотел предупредить всех, что идет уже волна обвинений. Но сделать что-либо было достаточно трудно – презумпция невиновности была тогда явно не в фаворе», — говорил Венгер в 2006 году. — «С другой стороны, в то время коррупция и допинг были в ходу, а расследование часто направлялось не по адресу. И было очень тяжело осознавать, что оно с самого начала направлено против вас…»

Кампора не поддерживал поиски Венгером истины, и отношения между ними стали заметно ухудшаться. Венгер разочаровался в президенте куба – ведь его планы по развитию «Монако» оставались лишь на бумаге.  Гораздо эффективнее тренер будет работать через несколько лет на «Лондон Колни».  Отсутствие очевидного успеха, даже после вылета «Марселя», было расценено Советом директоров как сигнал к переменам, тем более, что главный тренер уже разрушил свою таинственную ауру и работал с открытым забралом. С другой стороны, когда Франц Беккенбауэр  летом 1994 года стал узнавать – не отпустит ли клуб своего тренера в «Баварию», ему ответили отказом. Но держали тренера в клубе недолго: неубедительный старт в начале следующего сезона заставил Совет директоров, несмотря ни на что,  уволить Венгера…

 «Он был абсолютно разочарован тем, как закончилось его пребывание в «Монако», особенно учитывая то, что он, конечно же, очень хотел перебраться в Мюнхен», — говорит Пуел. – «Это было бы великолепной возможностью для человека, говорящего на немецком языке и с детства любившего Бундеслигу. Да, это было бы здорово…»

 «Ему не дали такого блестящего шанса, и вдобавок  через несколько месяцев уволили из клуба. Безусловно, это больно ударило по его самолюбию. Но это было уже давно…»

 «Его должны ценить в этом клубе, за его работу, за позитивный вклад в развитие команды. Я всегда буду считать его «своим тренером», и именно здесь, в «Монако», Венгер сделал себе имя.»

 

 

 ссылка на оригинал


Поделиться ссылкой Затвитить пост

Обсуждение (5)

  1. drew
    drew

    Интересно, почему сейчас он не анализирует соперников?

    • Arsenal Wins
      Arsenal Wins

      Возможно, это следствие двух факторов.

      1)У нас есть стиль и мы должны его придерживаться, как следствие играть мы будем со всеми в одинаковой манере не смотря ни на что. В принципе это утопия. В Арсенале нет подбора игроков аналогичного к примеру Барселоны, времён Пепа.

      2)Излишняя самоуверенность. Вероятно даже мания величия, в некотором роде.

  2. JonSnow
    JonSnow

    Отличная статья, спасибо!
    Болел тогда за Монако, потом обрадовался, когда Венгер оказался в Арсенале.
    Противостояние Марсель-Монако-ПСЖ тогда было очень захватывающим. Правда, потом первых 2 клуба отошли на второй план. Монако, как и Марсель, тоже побывал во 2м дивизионе.

  3. vgakh
    vgakh

    ИМХО излишне комплиментарный сахарно-сиропный текст.
    Не очень понятно, к чему этот сироп: фактически, СЕНЮ из МОНАКО уволили, как несправившегося.
    А до этого не слишком успешное кувыркание в НАНСИ, после этого работа в великой футбольной державе восходящего солнца…
    В чем пафос то?
    И если бы не исторический успех первых пяти лет в АРСЕНАЛЕ, то и вообще не о чем было бы говорить …
    Но текст-то не об арсенальском периоде.
    Неа, не понял пафоса статти…

    • Mr. Gooner
      Mr. Gooner

      И все же, помимо провалов (16-ого места) и ссоры с лидерами, Монако до полуфинала Кубка Чемпионов (или уже Лиги?) доходил. Венгера тогда котировали как Виллаша-Боаша после сезона 2010/2011. Может, постарше, но тогда молодые тренеры почти не выстреливали (Ван Гал и Круифф, если только).

Комментарий

© 2009-2014 Меркурьев Иван

Проект arsenal-blog.ru не является коммерческим проектом. Все материалы, публикуемые на сайте, носят чисто информативный характер и не предназначены для коммерческого использования.

Все права на публикуемые аудио, видео, графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
Содержимое сайта защищено в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
При любом использовании материалов сайта активная гиперссылка на arsenal-blog.ru обязательна